+4°
  • 63.57
  • 70.46

Перемены во спасение

Перемены во спасение

Европейцы перестают быть смешными и непонятными. Периодически прессу сотрясают истории о руководителях банков, врачах и программистах, которые бросили всё и уехали выращивать тыквы на окраине мира.

20 лет назад им крутили пальцем у виска и удивлялись. Теперь лишь мельком пробегают глазами распроданные активы и пролистывают.

Почему?

Частично эти «новости» приелись. Слишком часто происходят.

Вторая причина – многие люди побывали на месте финансиста или психиатра, которым всё надоело. Только масштаб горя отличается. Я прочувствовала это сама, поэтому могу рассказать и вам.

Группа риска

Такой медицинский термин не случаен. Врачи, психологи и психотерапевты одни из первых норовят «всё бросить и уехать». Их профессия занимает огромную часть их жизни. Бывает, что человек при знакомстве рассказывает про свою специальность, график работы и сотрудников, забывая о личности, хобби и прочем. Он живет работой, он – работа.

Психиатры, психологи и психотерапевты – отдельная история. Слушать жалобы, надуманные проблемы и разматывать клубки мыслей бывает не только сложно, но и откровенно скучно. Как бы индивидуален ни был человек, проблемы у всех примерно одинаковые. У целителей наших душ и разумов тоже есть рутина.

Ситуация, когда психотерапевт срывается и вместо кабинета с кожаным креслом идет работать в автомастерскую, уже не новинка. Теперь он беседует не о транзактном анализе, а о полусинтетических моторных маслах. Там он спокоен и счастлив, там он энергичен и полон сил. Выгоревший от работы психотерапевт не поможет пациенту…

Вторыми на ум приходят полицейские и работники прокуратуры, которые готовы въедаться и вслушиваться в каждое слово даже в свободное от работы время. 

Третьими легко могут быть учителя. Люди этой профессии так привыкают объяснять, что даже простой вопрос превращают в лекцию, пусть даже интересную и познавательную.

Личный опыт

На самом деле, оказаться в списке может любая профессия и любой человек. Даже тамада или организатор праздников.

Я провела, наверное, несколько тысяч банкетов, свадеб, юбилеев, корпоративов,  когда поняла: хватит. Тамада должен заряжать, разруливать неловкие паузы, подбадривать и смешить, а у меня кончились силы. Перегорела лампочка, потухли искорки. Я перестала получать удовольствие от работы…  И дело не в заезженных шутках и громкой музыке. Праздники становятся обыденностью. Нервная система устает настолько, что не хочется вообще ничего. Наверное, выращивать тыквы не такое уж и плохое занятие…

Когда я уходила из профессии, на меня недоуменно косились. Пиковый спрос на услуги, востребованность, деньги, “непыльная”, на взгляд обывателя,  работа…

Но я собрала всю храбрость и ушла в смежный бизнес. Насмотренность на невест позволила открыть свадебный салон, где я этих самых невест наряжаю. 

И эта работа стала угнетать  лет через 10. Когда ты по 20 раз в неделю предлагаешь невестам креативные, необычные платья, с визгом восторга отобранные лично мною у производителя, а выбор скатывается к двум вариантам – «А-силуэт» и «греческое» – это вгонит в тоску кого угодно.

Да, люди разные, но нужно всем примерно одно и то же.

Да, когда перегораешь, нужно спасать себя, а не класть на алтарь работы жизнь и здоровье.

Да, менять профессию – это нормально и полезно.

Если не менять, то найти отдушину.

Для меня ею стал журнал «Счастливая мама». Я пишу статьи, редактирую, веду соцсети… Самый настоящий глоток воздуха. Здесь я подзаряжаюсь, перезагружаюсь и снова иду к моим девчоночкам выбирать между двумя платьями и уговаривать не затягиваться в корсет.

Не бойтесь нового, не бойтесь развиваться и смотреть по сторонам. Ветер перемен бывает ласковым и теплым.

С любовью и заботой, ваша Ирина Полещук.

Популярные статьи
    Новости Глянцевого журнала Счастливая мама