+4°
  • 63.57
  • 70.46

«Что поделаешь – жизнь пролетает, как молния...»

21.10.2016

Адольф Мельцер написал это, когда ему было 25 лет… А на днях на Бадалыкском кладбище появилась могила 80-летнего Адольфа Семёновича Мельцера. Его «молния» пролетела не быстро, но ярко, и Красноярску ещё долго ощущать невосполнимую потерю... О нём будут вспоминать, о нём напишут близкие люди и друзья, коллеги и ученики. А пока он – «О себе сам»…

 «Автобиография? Какая там биография? Родился 15 августа 1936 года под Чернобылем. В малоразумном возрасте в 1941 году увезён от войны в уютный уральский городок Алапаевск. Потом отца перевели в город Омутнинск Кировской области, откуда после десятилетки я уехал учиться на кораблестроительный факультет Ленинградского Института Водного Транспорта. Студентом сочинял беспомощные стихи, пожалуй в ущерб науке (Адольф Семёнович был чересчур скромен и самокритичен, потому печатался непростительно редко – было несколько стихотворений в многотиражках ЛИВТа и Северо-Западного пароходства. А написанные спустя полвека с лишним полушутливые строчки «Я жду, разумеется, щедрых похвал: Не критик мне нужен, а почитатель...» выдают его ранимую душу. – С.Г.)

В литературном объединении «Смена» при областной молодежной газете, где поэтами не делали, но любить Поэзию научить умели, я общался со ставшими впоследствии знаменитыми Ларисой Васильевой, Нонной Слепаковой, Иосифом Бродским. В 1960-м по распределению попросился в Красноярск, где «Столбы»... Работал на Судоремонтном заводе, в конструкторском бюро Пароходства. Участвовал в работе Клуба молодого автора при «Красноярском Комсомольце». В нынешнюю самиздатку из печатавшихся ранее включил только «Ось земли». Сочинял самодельные песенки на потребу себе и товарищам по «Столбам». Некоторые – «Горы и корабли», «Дым», «Чёрная феска» были популярны довольно долго, даже когда я уж и сам про них забыл. Долго не писалось – было и без стихов хорошо. Потом снова стал писать – появилась потребность...»

 

Здравствуй, Утренний Город...

Здравствуй, Утренний Город, беспокойный, как молодость

Непричёсанный город в нежарком краю:

По мальчишечьи дерзкий, ты манишь и колешься -

Принимаю суровую дружбу твою...

Мне уж думалось: всё, что положено, прожито,

Где-то шепчет последние враки любовь...

Никогда не зажгутся созвездья дорожные

Над заставами сказочных городов...

Я покинул места, где дешёвые яблоки

Где носатый чистильщик на каждом углу,

Чтоб на землю твою ступить, как на палубу,

Под которой таинственно плещется глубь...

Ты лечил мои раны надёжными средствами,

Горьким дымом заводов поил от тоски,

У костров развлекал самодельными песнями,

Лёгким пеплом раздумий пылил на виски...

Здравствуй, город с трамваями заполошными,

С жёлтой пылью, скрипящею на зубах,

С мостовыми, на поле сраженья похожими,

С горожанами в кирзовых сапогах...

То жарой азиатской измучишь и высушишь,

То пургой ледяной хватанёшь до костей,

То, нежданно, торжественным инеем выпушишь

Золотые торцы недостроеннных стен...

Что поделаешь - жизнь пролетает, как молния.

Что поделаешь - годы, как горы, встают...

Здравствуй, Утренний Город, беспокойный, как молодость,

Сохрани уходящую юность мою!..

1962 г.

Горы и корабли

Просыпаешься утром

С неясной тоскою,

В голубом океане

Облака - корабли...

Да высокие горы

Синеют в тумане

У туманного края

Далёкой земли...

Это жажда скитаний

Не даёт нам покоя,

Кровь цыганская бродит

И в жилах кипит...

Я скажу Вам, ребята:

Жить, наверное, стоит,

Если есть в этом мире

Горы и корабли...

Я люблю тебя крепко.

Так парус ждёт ветер,

Всё пройду, если скажешь,

Всё, что хочешь сверну,

Лишь оставь ты мне горы

Да моря-океаны,

и к жизни бродячей

Меня не ревнуй...

1963 г.

Песня о страховке

                         В.Г. Путинцеву

Верёвки капроновый холод

Блаженно скользнет по руке...

Я крикну: «Страховка готова?»

«Готова...» замрёт вдалеке...

А дальше – упрямые камни,

А выше – упругий простор...

И ветер, и сохнет в гортани,

И рот раздирает восторг...

О, если б всю жизнь эти скалы

Да в тёмных распадках столбы!

Но в чаде горелого сала

На приступ идет быт!

Страхуйся от чёрного быта

Пусть снятся тебе до утра

Пожизненно молодые,

Седые инструктора,

И помни упрямые камни,

Высокого неба восторг,

И в хриплой от ветра гортани

Победную песню без слов!

И в самую горькую пору,

Средь разом свалившихся бед,

Лишь крикни: «Страховка готова?»

«Готова!», услышишь в ответ.

1964 г.

Из-за города Коврова, где не делают ковров...

                         Ф.В. Зыковой

Из-за города Коврова,

Где не делают ковров,

От родительского крова,

От домашних пирогов,

За мечтой о странах дальних

Не бежали поезда –

Души наши выпорхали

Из родимого гнезда...

Что там завтра – не ищите:

Будет пища – будет день...

В окна новых общежитий

Хлещет древняя сирень...

Застревали ГОСТы в косах:

В срок зачёты - плачь, не плачь...

Снились нам на синих плесах

Силуэты строгих мачт...

...Хлеба с маслом было мало,

Тряпки вовсе были рвань...

Нас не это волновало,

Нас не это поднимало

В непротопленную рань.

Мы привыкли торопиться

От студенческой страды,

Мы спешили потрудиться

Для своей родной страны...

Ради всей страны огромной,

Деревень и городов,

Ради города Коврова,

Где не делают ковров...

декабрь 1990 г.

Пир победителей...

Пир победителей

отвратителен,

кто бы ни были

победители,

кто бы ни были

побелённые,

кем вскормлённые,

кем рождённые,

кто бы ни были

их родители,

отвратителен

пир победителей!

28 августа 1991 г.

Как стало известно из местных источников...

Как стало известно из местных источников,

Не скоро деревья наденут листочки,

Но, как достоверно стало известно,

К нам ветры весны пробиваются с веста,

Вы спросите нас: «Но не с юга зачем же?

Где этих зигзагов разумная логика?»

– На юге коптящее Правобережье,

Там логики нет, там одна экология.

(проигрыш)

Но так ли, иначе ль - весна наступает

Стопами босыми по серому насту.

Зеленую краску леса раскупают,

Парят косогоры, раскрытые настежь.

Зеленую краску леса раскупают,

Поля примеряют зеленые тряпки:

Им белые тряпки давно надоели,

Приелись морозы, метели припелись.

(проигрыш)

Зеленые тряпки поля примеряют,

В зеленые воды русалки ныряют,

Зеленые косы пускают по речке,

И знойные в спину нам метят словечки...

...А ветры весны пробиваются с веста.

И скоро, возможно, прибудут на место.

И пялят русалки гляделки воловьи,

И никнет луна к моему изголовью...

(проигрыш)

март 1994 г.

 

Теряюсь в догадках - понять не могу...

Теряюсь в догадках - понять не могу:

За что вы ко мне так строги и суровы?

Не лучше ли вам заглянуть на бегу

Туда, где для вас выпекается слово?

Не лучше ли вам на чуть-чуть заглянуть

В волшебный ларец, где живут электроны?

Ну, долго ли ключик резной повернуть

И лёгким касанием клавиши тронуть?

Я крышку тяжелую вам отворю –

Построятся буквы неровными строками:

Здесь кухня моя, здесь варю и творю,

И Вас приглашаю испробовать...

Шкварчит в сковородках нехитрая снедь,

И праведным гневом заходится чайник.

Я дерзко посмел пожеланье иметь,

Чтоб вы  забежали случайно.

И, в мусор отправив дырявый котёл,

Начистив плиту и надраив посуду,

Окурки замел, половицы натёр

И старую рухлядь под лавки засунул...

И вот, расчесав рудименты кудрей,

Настиран, наглажен и наблагорожен,

Я жду осторожного скрипа дверей

С умильной и глупой улыбкой на роже...

Я жду, разумеется, щедрых похвал:

Не критик мне нужен, а почитатель,

Я вычислил вас, присмотрел и избрал,

Единственный мой, Драгоценный Читатель!

Быть может, не встретите вы на «Ура»

Увечие рифм и занудность повторов,

Но ваша улыбка – мой гонорар,

А ваша суровость – строка приговора!

...Итак, отворяется дверь в помещение,

И начинается приобщение...

1994 г.

Публикацию подготовила Софья Григорьева

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи