+4°
  • 63.57
  • 70.46

Чтобы помнили

Чтобы помнили

11.02.2016
На днях в Красноярске вышла в свет книга с символичным названием «Жизнь в полете».  «Это книга о Надежде Ивановне Кольбе, заместителе губернатора Красноярского края по социальным вопросам, может быть, в самые непростые для края годы (1999—2002 гг.). Это книга о девушке, приехавшей в Красноярск по комсомольской путевке и ставшей одним из руководителей огромного края. Это книга памяти о чиновнице, никогда не думавшей о себе и поэте, не опубликовавшем при жизни не единой строчки. В книгу вошли воспоминания людей, знавших и работавших с Н.И. Кольбой в разные периоды её жизни. Начиная с первых шагов в комсомольской организации автобазы, и до трагического финала, случившегося 28 апреля 2002 года в Саянском ущелье». -   Приведенные выше слова я взяла из аннотации к книге, которую написали и издали красноярские журналисты Лидия Рождественская и Сергей Лыткин. И думаю, что нашим читателям будет интересно узнать о ней несколько больше, чем в этом скупом вступлении. О том, как рождалась эта книга, рассказывает   одна из её авторов Лидия Рождественская.
-  Наверное, у каждого журналиста время от времени возникает мысль сесть за письменный стол и написать что-нибудь этакое. Мне, например, - описать всю мою телевизионную жизнь – с первого и до последнего дня – любопытная получилась бы книга. Ведь журналистская судьба сводила меня с таким количеством людей, что простому смертному и не снилось. Вот и трагическая судьба Надежды Кольбы уже столько лет не отпускает меня, бередит душу. Надежда Ивановна  для меня человек не чужой, как впрочем, и все мои герои, прошедшие через телевизионный цикл «Просто женщина». Я снимала о ней передачу в самый, можно сказать, пик её карьеры.  
Однажды на студию пришло письмо,  потом второе, третье, в которых меня просили  снять о ней передачу. Первой мыслью было: «а чем, собственно, может быть интересна телезрителям эта чиновница»? А затем: «А почему бы и нет». И под мурлыканье расхожей фразы «людей неинтересных в мире нет», я позвонила в приемную Кольбы. Как-то без особых трудностей и расспросов, что, признаться, меня удивило, нас соединили. Мы договорились о встрече… А через месяц передача вышла в эфир. С тех пор она и запала в мое сердце. Между нами не было барьеров, которые обычно ощущаешь в общении с чиновниками. От того и телевизионный портрет моей героини получился, как мне потом не раз говорили, как в жизни – без прикрас. И в семейном кругу и на работе Кольба была одинаково открытой и ни разу не дала повода усомниться в её искренности. Да и телекамеру не обманешь. Уж что-что, а даже малейшую фальшь она уловит сразу и тогда ничто не спасет от разочарованного зрителя. 
После того как закончились съемки, мы, как водится, расстались, но не забыли друг о друге. Я со стороны наблюдала за её работой на посту замгубернатора. А она изредка («времени не хватает»- говорила ) смотрела мои передачи. И когда в 2001 году Надежда Ивановна пошла на выборы в Законодательное собрание края, пригласила меня стать ее доверенным лицом. Не скажу, что это нас сблизило или, более того, сделало подругами, у Надежды Ивановны вообще было мало подруг, она охотнее дружила с мужчинами, но она мне все больше и больше импонировала. 
А потом была ужасная трагедия в Саянах. Она унесла жизни губернатора Лебедя, его заместителя и их попутчиков. Почти всех их я знала, а с некоторыми дружила… На сороковой день, как это принято в народе, мы поминали погибших. Тогда и вышел в эфир мой второй фильм о Надежде Ивановне, фильм, посвященный её памяти. Его показали сразу три красноярских телекомпании. А у меня впервые зародилась мысль о том, чтобы написать книгу о Кольбе. 
Толчком послужил еще один фильм – уже третий по счету, в котором я обращалась к судьбе моей героини. Он назывался «Доченька». В нем о Надежде Ивановне вспоминала её мать Мария Арсентьевна. Материнская скорбь так тронула меня, что я буквально не находила себе места. Выход был только один – писать. И я благодарна всем, кто поддержал меня в этом, делился своими воспоминаниями, чтобы память о Надежде Ивановне не ушла вместе с ней. К сожалению, не всем из них довелось увидеть эту книгу изданной. Ушли из жизни главный врач Центра СПИД Людмила Рузаева, подруга дней её комсомольской юности Нина Богдашина, трагически погиб Валерий Иванович Сергиенко. Но их  голоса все еще живут во мне, а теперь еще и навсегда останутся  в книге. Кроме воспоминаний в книгу так же вошли  сценарии моих телепередач «Просто женщина Надежда Кольба» и «Доченька». А еще стихи самой Надежды Кольбы.  Недаром сказано, что «поэт в России больше чем поэт». Вот и стихи Надежды Ивановны щемящие  и пророческие до слез.  Их бережно сохранила её сестра Вера Ивановна. Низкий ей за это поклон и наша благодарность.
                                                ***
Из книги «Жизнь в полете»
Невдалеке от того места, где закончила свой земной путь Надежда Ивановна Кольба, есть вершина, которая теперь уже официально носит её имя. Имя на географической карте останется на ней, пока будет жива наша планета. И я представляю, как через много лет, когда уже и нас, кто знал и помнит Надежду Ивановну Кольбу живой, не будет на этом свете, какой-нибудь турист-путешественник, оказавшись в этих местах, поднимется на эту вершину и запишет в своем путевом дневнике: «Сегодня мне покорилась вершина Надежды Кольбы!». А спустившись в долину, задумается: кем была эта женщина, чьим именем названа гора, может быть, и не очень приметная, если сравнивать её с Эверестом, но ведь не просто же так? И не будет ему покоя, пока не узнает, что в далеком 20 веке жила на Земле женщина. Она любила смотреть в звёздное небо, но не открыла ни одной новой звезды. Она любила литературу, писала стихи, но не стала Нобелевским лауреатом… Она не сотворила ничего такого, за что благодарное человечество навсегда вписало бы её имя в один ряд с великими женщинами мира. И, тем не менее, на всех картах есть вершина Кольбы. Она была одним из заместителей губернатора Красноярского края – прочитает он в энциклопедии – ну и что, за это не дают имена горным вершинам. Тогда почему здесь, в самом центре России, где в день её рождения лежат полутораметровые снега, стоит вечным памятником ей эта гора среди таких же, но безымянных соседок. Значит, если так решили люди, - жизнь её была ненапрасной, была достойной того, чтобы память о ней длилась дольше, чем одна человеческая жизнь, даже очень долгая жизнь.
Рассказ записала Дарья Елагина
 

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи