+4°
  • 63.57
  • 70.46

Зыковская «Кущевка» не заинтересовала краевую полицию

25.12.2015

Когда подъезжаешь к поселку Зыково со стороны Красноярска, среди деревянных строений, старых трехэтажек и бараков выделяется единственный, по сути, местный производственный объект. Кирпичный завод, который несколько лет назад отметил 60-летие, высится индустриальной громадиной среди низкорослых домиков. Недалеко от его закрытой территории собрались люди. Бывшие работники промышленного гиганта накануне нового года собрались на сход как несправедливо выброшенные на улицу. В буквальном смысле слова – под угрозой применения оружия, расправы. Некоторых избили. Им не дают работать на предприятии бандиты, хотя многие из собравшихся проработали на нем почти всю жизнь. Гнев людей вполне объясним и бездействием властей и правоохранителей. Теперь рабочие готовы на крайние меры – массовую голодовку и протесты.

…В квартире тепло. На столе – пустой чай. Вокруг собрались те, кому тяжелый труд был в радость, составлял смысл жизни, а теперь они остались не у дел. Безработные. Через неделю новый год, а настроение явно не праздничное. «Тепло дома потому, что на улице нет сильных морозов, – говорит хозяйка квартиры, бывшая начальник кирпичного цеха Людмила Доброхотова. – А долги у наших бывших работников за жилищно-коммунальные услуги такие, что все блага скоро станут недоступны. А ведь у многих из нас – старики на руках, дети, без света и тепла останемся – что делать? Это у меня пенсия еще есть, ладно! А люди хотят работать, у нас целые трудовые династии были на заводе. Мы же выпускали самый лучший кирпич в Красноярском крае». Около 70 человек до сих пор являются по трудовым книжкам работниками ООО «Краскерамокомплект», это предприятие – законный арендатор имущественного комплекса на Зыковском заводе. Татьяна Былина, рабочая на транспортировке кирпича, рассказывает, что и она, и ее муж, отработавший на производстве более 40 лет, сейчас калымят, где могут, за копейки.

Самый решительный из всего «остатка» некогда большого и дружного коллектива – Олег Холоденко, до недавнего времени – начальник производства. На лице шрам, руки сжимаются непроизвольно в кулаки. Ему 45 лет. Самый расцвет сил, есть и опыт, и знания, нет одного – работы. Несмотря на явные финансовые трудности, с утра пораньше он выглядит так, как будто собрался на заводскую смену. Джинсы, свитер. Говорит, что унижаться пришлось много раз – когда его вместе с сотней коллег выбросили с завода осенью прошлого года. И когда сейчас он приходит в сельпо и просит отпустить ему продукты в долг. «У нас в поселке все друг друга знают, просим под запись хлеб… Но сколько так может продолжаться?»

Рассказ Олега эмоционален и полон горечи: «Сколько длится конфликт на заводе? Уже шесть лет. Я пришел на Зыковский кирпичный на работу в 2008 году, сначала на котельную, которую довел до рабочего состояния, потом перешел на управление производством. Выпускали в хорошие времена по два млн штук кирпича. Работало там круглосуточно 300 человек, считай – тысяча жителей поселка (с учетом семей) кормилось от этого предприятия. Другой работы тут нет – есть социалка, ЖКХ, магазины, заправки – и все. Производственный комплекс один. У меня, например, там трудились трое из семьи – жена, теща, я. Сейчас все без работы. В 2009 на нем началась наша война. Бывшие собственники – Волков и Боронин – решили, что завод, проданный ими предпринимателям Полищуку и Бабакову, можно вернуть себе обратно при попустительстве правоохранительных органов.

Такие рейдерские побоища Холоденко с коллегами переживали на своем веку несколько раз. Последний раз, вспоминает бывший контролер качества Николай Бомбиза (отдавший заводу 12 лет жизни), в 6 часов утра 6 сентября 2014 года на завод ворвались вооруженные люди: «На четырех машинах, из которых человек пятнадцать вывалило. Что с ними, бороться? Столько харь приехало. Батя, ты, говорят, иди домой, мы тут работать (!) будем. Автоматы я не видел, но пистолеты разглядеть удалось…»

Захватчики на машинах без номеров с оружием навели, по словам собеседников, свой порядок. «У нас были все документы на право собственности заводом, я, как начальник производства, пытался завести на завод нашу охрану, – вспоминает ужас того дня рабочий. – Через 20 минут приехала бригада азербайджанцев с битами, пистолетами. Рабочих на участке просева песка на пол положили под дулами автоматов, забрали телефоны. Мастер ходила, искала своих рабочих, а ей сказали – хоть один пикнет, и она рядом ляжет... Одному нашему работнику пробили голову, другому сломали ногу – открытый перелом в двух местах. Когда их выносили с территории, рядом стояла местная полиция и никаких мер не предпринимала. Стояли и просто улыбались… И мирно разговаривали с теми, кто наших бил! Полицейские из Березовского РОВД явно не считали творящееся на заводе преступлением – вот если бы убили кого из наших… Мы спрашиваем – на каком основании сюда врываются эти бандиты? А полиция в ответ – они, мол, «отбивают свою территорию». А разве это не преступление? Какие-то мрази с оружием посреди дня, машины без номеров, нападение на людей – разве это не тянет лет на десять лишения свободы? Тем более что никаких документов я ни разу от захватчиков не видел. Мы пытались писать заявления, чтобы возбудили уголовные дела – все впустую».

Олег с товарищами вспомнили, что после очередного произвола в Зыково (по его словам, его самого дважды выдворяли с завода бандиты под дулами автоматов) они дважды коллективно вышли под окна краевого парламента. К изгнанным с завода рабочим выходили депутаты ЗС края Артем Черных (ЛДПР) и Владимир Бедарев (КПРФ). На этом внимание к чаяниям народа закончилось. Под знаменами «защиты трудовых прав граждан» депутаты, по мнению протестующих, только ходят на выборы. А в предвыборное межсезонье простые работяги никому из политиков не нужны, делают выводы отчаявшиеся заводчане.

Еще один пикет провели в центре Красноярска, прямо под дверями главка краевой полиции. К ним вышли правоохранители, узнали требования, предложили написать заявление на имя главы МВД. Так Холоденко попал месяц назад на прием к главному полицейскому начальнику региона – Вадиму Антонову. Тот принял протестантов, но никаких уголовных дел до сих пор как не было, так и нет, и качественного расследования люди тоже не дождались после серии преступлений в своем поселке. «Я лично встречался с генералом Антоновым, – рассуждает Холоденко. – Я не юрист, но мне его мнение о ситуации на заводе показались странными. Я, например, показал ему видео, которое сняли наши женщины из бухгалтерии. Они снимали двор из окна сверху, где разгуливали бандиты с автоматами. Он говорит – ну и что, может они просто гуляли. А гулять с ружьем «Сайга» – не преступление? Говорит, ну никого же не убили…. В конце концов, мы получили опять отписки – не хочет увидеть полиция состава преступления по нашим заявлениям».

«Мы пишем жалобы, заявления буквально во все инстанции – в краевую прокуратуру, полицию, судебным приставам, депутатам ЗС, Госдумы и Губернатору края. Путину даже написали, – говорят бывшие заводчане. – А что дальше – известно: любая бумага спускается вниз по ступенькам – в Березовский район, в поселок, там, мол, пусть разберутся. А кто разберется, если тут на местах и сидят те, на кого мы жалуемся? Замкнутый круг получается! В ответ нам сообщают, дескать, это спор хозяйствующих субъектов. Ну как так, ведь все суды выиграли Полищук и Бабаков, а Волков, который сейчас хозяйничает на заводе – проиграл, у него нет никаких прав на завод!». Так видится зыковцам извечная борьба за известный пролетарский принцип – «завод – рабочим». Сейчас на заводе хозяйничают «волковцы», наняли местных и «гастарбайтеров», но, в отличие от «Краскерамокоплекта», зарплата здесь 3-5 тыс. в месяц. А была до 20 тыс. рублей, причем деньги платились в «белую», со всеми социальными налогами. Поэтому на новые, «рабские» условия труда бывшие заводчане не соглашаются. К тому же на заводе творятся темные дела. Одна из работниц слетела, по словам собеседников, с лестницы с крыши печи так, что убилась насмерть. Однако случай не был признан гибелью на производстве, историю якобы замяли, «волковцы» оплатили лишь похороны.

***

Что может помочь борцам за трудовые права?

«Думаем, что у нас тут своя Кущевка! Помните, в кубанской станице банда грабила, насиловала, убивала, все полицейские, похоже, об этом знали и молчали, пока те не совершили групповое убийство и не приехали следователи из столицы, которые разрубили этот преступный узел! Мы тоже ждем, когда власти и стражи порядка наведут тут порядок. Но не местными коррумпированными силами, а независимые профессионалы. Наверное, они еще есть в органах полиции, следствия, прокуратуры…Беспредел во власти, крышуют бандитов, вот только вопрос – а почему нас не охраняли полицейские, когда нас пугали и избивали?» – задаются вопросом работники ООО «Краскерамокомплект».

Сейчас люди готовятся голодать и выходить на одиночные пикеты в Красноярск – в Зыково проводить акции протеста бессмысленно, «стучаться» не к кому. Не боятся ли заводчане бунтовать? Нет, говорят, им теперь ничего не страшно. Но угрозы жизни и здоровью все же есть. Олег Холоденко считает, что те же, кто выгнал их с завода, до сих пор нападают на бывших, но несломленных работников. Ехал, рассказывает производственник, как-то по поселку, за ним пристроилась «Жигули-пятерка», пыталась подрезать, сбить в кювет с трассы, когда тот решил оторваться от преследователей. Такие же темные истории происходили и с другими рабочими. Они говорят с трудом сдерживаемой горечью и обидой. Угрозы, запугивания стали для него и семи десятков товарищей страшной повседневностью, которая делает жизнь кошмаром наяву.

Бунт рабочих – явление социальное. Так в разные времена и в разных странах народ отстаивал свои интересы и права. Хватит ли на него мужества у зыковцев в условиях полного безразличия со стороны тех, кто нанят государством защищать права граждан на труд и саму жизнь?

Но, похоже, в этот раз необъявленная война против местной «Кущевки» будет жесткой. Заводчанам нечего терять: у них все уже отобрали. «У нас вообще в Зыково и Березовском районе криминал процветает – лес вырубают незаконно, наркотиками торгуют чуть ли не в открытую, бандиты завод захватывают. Мы ждем, когда мы, наконец, разберемся с этим делом, отвоюем свои права, зайдем опять на завод. И работать будем нормально – не как рабы, а как люди, достойные свей работы и зарплаты!», – говорят мне напоследок заводчане. «Ситуация такая: мы вернулись в 1990 годы, когда был кризис, а правили всем бандиты. Если власти от нас отворачиваются, кто нас защитит, кроме нас самих? Может, пора брать вилы и отбивать завод? У нас есть рабочий комитет, мы пытались трижды попасть лично на прием к губернатору Виктору Толоконскому, но вместо личного приема губернатора получаем отписки от его заместителя Чернакова и начальника отдела по борьбе с коррупцией Букарина одного и того же содержания: «Ваше обращение направлено в ГУ МВД и краевую прокуратуру с просьбой дать ответ заявителю». А где ваша позиция, уважаемая власть?! Где ваше желание разобраться с бандитами? Хотели попасть в краевую приёмную «Единой России» к депутату Госдумы Петру Пимашкову, но тот отменил прием…Зачем нам власть, если она не может навести порядок? Они, похоже, почетные ленточки любят разрезать на оградках. А в нашем конфликте разбираться – не барское дело».

Сергей Прохоренко

От редакции:

Рабочие люди могут быть не так политкорректны, имеют собственный взгляд на события. Но очевидно то, что к трудовому коллективу не прислушиваются представители власти. Решения судов не исполняются, судебные приставы не предпринимают должных действий. Будем следить за ситуацией.

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи