+4°
  • 63.57
  • 70.46

Там, где пройдут волки, охотнику добывать нечего

Там, где пройдут волки, охотнику добывать нечего

14.11.2014

А ровесники в родном Красноярске помнят его как Сашку – покорителя снежных склонов, стоявшего у истоков горнолыжного спорта в городе. (И ещё несколько лет назад, тряхнув стариной, он выигрывал медали в ветеранских турнирах!) Без отрыва от спорта Когут окончил политехнический техникум, заочно – Иркутский сельхозинститут. В Крайохотуправление, одно из лучших в Советском Союзе (возглавлял его замечательный руководитель Юрий Михайлович Данильченко), был принят на должность охотоведа, затем назначен старшим охотоведом. Охотой и рыбалкой Александр увлекался с детства, добывал рябчиков, а в посёлке Береть, где жили родственники, пока шёл от одного конца до другого, успевал надёргать ведро хариусов. Трофеи Когута взрослели вместе с ним. Сколько он добыл лосей, и не вспомнит. Заместитель Данильченки Владимир Иванович Булавкин, знавший, как тонко разбирается Когут в звериных следах, предложил ему командировку на Таймыр. На отстрел волков.

Александр Васильевич пробовал отказаться: «Я этого зверя не знаю. Опыта у меня нет». Булавкин не отступал: «Главное – ты отличный охотник. Остальное приложится». Снабдил литературой о волках, уговорил. На дворе стоял 1983 год...

Одного хотения маловато будет!

Сегодня, сидя напротив меня в уютном кресле своей академгородковской квартиры, старый волчатник улыбается: «В восемьдесят пятом я уже почти всё знал о волках. Сейчас знаю – всё! С первых дней вёл дневник охоты, что рекомендую всем начинающим этот промысел. За восемь лет научился тропить, находить логово, изучил повадки, образ жизни, иерархию в стае. У волков разные «лица», я безошибочно отличаю самку от самца. Знаю, как талантливо организуют они «охоту загоном». С помощью приборов, установленных на вертолёте (ПВД), вычислил, что волчица развивает скорость до 85 кмчас. Другие хищники на севере добывают оленей только для пропитания, волки же, подчиняясь инстинкту преследования, убивают просто ради жажды крови, режут копытных, пока не устанут. В 1986 году на территории Суриндинского оленеводческого племзавода стая из трёх волков (я их «фашистами» тогда назвал) за ночь вырезала около 150 оленей. И не голодные были – всего у нескольких жертв выдрали языки да печень... Ущерб, наносимый волками охотничьему фонду и оленеводству края, в настоящее время исчисляется миллиардами рублей в год».

Сотни миллионов сэкономил для страны Когут. По случаю тысячного волка, в свое время, глава Эвенкии В.В. Увачан наградил волчатника карабином, украшенным резьбой местных мастеров. И только смена политической обстановки в государстве затормозила и после похоронила ходатайство о присвоении Александру Васильевичу к высокой правительственной награды. Это очень большая несправедливость! Человек столько испытал: работал с ноября до апреля по 12-14 часов в сутки – 7-9 часов лётного времени с отстрелом плюс время обработки добычи (для отчёта требовалось сдать волчьи шкуры); ночевал в лесотундре в 45-градусный мороз (за ним не прилетели из-за непогоды. Спасли шкуры восьми добытых в тот день «трофеев»); однажды чуть не подвело оружие – из-за осечки едва успел перезарядить карабин, иначе волки разорвали бы в клочья, как однажды на его глазах в секунды порвали могучего лося; потерял любимого пса Шурика, которому обязан жизнью... Помесь канадского маламута с волчицей во втором поколении, Шурик только что словами не умел говорить, в беседы вступал на своём языке. Он спас хозяина от медведя-шатуна, а сам погиб от медведей-пестунов при «взятии» берлоги...

Многие охотоведы хотели подключиться к волчьему промыслу. Да немногие прикипали к нему. Поиск на пределе возможностей авиации, экипажа и самого волчатника (волки умеют прятаться, разбегаться, путать следы), работа на грани фола (чтобы снять шкуру на морозе, даже опытному охотнику требуется 35-40 минут),  губительные для лёгких перепады температур (в вертолёте -5 градусов, за бортом –45), огромный риск (в Эвенкии и Якутии были трагедии с охотниками и оленеводами) – а в итоге 3-4 шкуры за одну командировку, когда у Когута 120-140. Неделя – и новичку уже не хотелось дополнительного заработка...

«Тайга воспитывает людей, – говорит Александр Васильевич. – Истинные охотники это очень цельные и порядочные люди».

Мыслить по-государственному

Докторская диссертация московского учёного Л.А. Колпащикова посвящена крупнейшей в Евразии таймырской популяции диких северных оленей. Крупнейшей! Почему же скандинавские страны кормят дикой (диетической!) олениной всю Европу, а Таймыр и Эвенкия Красноярск, мягко говоря, не заваливают? Устарело резюме некоторых научных работников конца прошлого века: «Волк является регулятором численности популяции диких северных оленей, и промысел его в настоящее время должен быть прекращён». Ну да, во времена «загнивающего» социализма на борьбу с хищниками выделялись достаточные средства в крае, и было в нём волков не больше трёх тысяч. Именно тогда стал модным термин «санитар леса». Но с 1991 года финансировать отстрел хищников перестали. Численность их значительно выросла, ареал обитания расширился. Неудивительно: самка в состоянии родить иногда до 12 щенят, процент выживаемости их очень высок, а отец ростит и воспитывает волчат, даже если мать гибнет. Этой верности, ответственности за потомство людям бы поучиться! Меня потрясла фраза Когута, вынесенная в заголовок статьи в журнале «Этно-мир на Енисее»: «Сейчас мне часто снятся эти волки, и мне их жалко...» Он называет их «лесным народом» и качает головой: «Не будь они оголтелыми убийцами, были бы просто пушными зверями». Увы, натуру не переделаешь, волки опасны. Только в 2012 году сумма ущерба, причинённого ими, превысила 3,2 миллиона рублей. По предварительной информации охотников и служб охраны природы, сейчас численность волков в Красноярском крае около 6 тысяч.  Что можно противопоставить этим реалиям? Отсутствие средств и технических возможностей? Нехватку штатных специалистов?.. Но подвижки всё же ощущаются – власти Эвенкии намерены вернуться к дорогостоящему, но эффективному способу борьбы с волками – авиаотстрелу, а в соседней Якутии уже сейчас выплачивают вознаграждение 30 тысяч рублей за сданную шкуру самца и 35 тысяч – за шкуру самки. В нашем крае при разумном подходе необходимо выделить на борьбу с волками не менее 25 миллионов рублей – чтобы сэкономить значительно большие суммы.

Нужны кадры! Когут делится своим опытом со студентами и научными работниками. Сам он, увы, уже не выйдет на волчью тропу. Не те силы, подорвали железное здоровье поединки с «лесными дьяволами». В прошлом году Александр Васильевич ходил с костылями. После замены тазобедренного сустава сменил их на две тросточки, потом оставил одну, а по квартире передвигается и вовсе без всяких подпорок. Он готовится к новым операциям, но сидеть без дела – нет, не привык. В своей любимой Берети мечтает открыть инкубационный цех для разведения хариуса, ленка, тайменя... Уже нет на Мане молевого сплава, но сплавляются по ней толпы туристов, загаживающих берега, а ещё появилась новая, страшная напасть — электроудочники. Так что большой вопрос: удастся ли зарыбить красавицу-реку?.. Но с мечтой упорный пенсионер не расстаётся.

Была бы только Родина богатой да счастливою

Активную жизненную позицию экс-волчатник сдавать не собирается. Так любить свой город, край, природу, как он, умеют немногие. Вдумайтесь в его короткий рассказ: «Я был в Австрии. Там очень чисто. После неё Москва кажется грязной деревней. А прилетаю из Москвы в Красноярск – какая красота! Верю, что наш город станет столицей России, надеюсь, что Толоконский станет радеть за край». Из политиков Когут очень уважает Быкова. Особенно после того, как в разговоре Анатолий Петрович коротко и просто ответил на вопрос «Почему Вы, богатый человек, не уезжаете жить за границу, как многие это делают?» – «А что будет с Родиной, если мы все отсюда уедем?»

Когда-то Василий Герасимович Когут говорил: «Сынок, мы живём в самой богатой стране мира. И, к сожалению, живём хуже всех». Сын вспоминает родителей с большой любовью, но никогда ни на что не жалуется. Сам отец и уже дед трёх внуков и одной внучки, он мечтает стать прадедом, мечтает показать наследникам фильм «Под северным сиянием», где снимались 18 «его» волков. Живо представляет, как примерят ребятишки шапку и шубу из пушистого серого меха, как будут хвастаться друзьям шкурой зубастого великана на стене, гобеленом и холстом Н. Шибаловой с портретами хищников. Хищников, к которым теперь владелец картин испытывает настоящее уважение: «Умницы из умниц, волки знают о нас не меньше, чем мы о них»...

Обидно, что за свою трудную и полную опасностей жизнь Александр Васильевич Когут заработал лишь инвалидность второй группы. Когда был молодым и полным сил, не думал собирать бумажки, которые могли бы сейчас повлиять на размер пенсии. И вот несостоявшийся, по вине обстоятельств, Герой Социалистического Труда с горечью понимает, что природоохранный бизнес на его копейки ему не потянуть. Но, может быть, руководство края озаботится судьбой северных оленей и манской рыбы и увидит за этими проблемами судьбу Человека?..

 

Софья Григорьева,

фото из домашнего архива А.В. Когута

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи