+4°
  • 63.57
  • 70.46

Мой дед в Освенциме сожжён

Мой дед в Освенциме сожжён

28.05.2015

Творческое литературно-музыкальное объединение «Керосиновая лампа» и Воскресная православная семинария им. Св. Преподобного воина Александра Пересвета объявляют открытый международный творческий конкурс среди композиторов на написание музыки на слова Нины Шалыгиной и Александра Александрова «Мой дед в Освенциме сожжён», посвящённого памяти деда и прадеда Александра Васильевича Шалыги.

Шалыга Александр Васильевич прожил удивительную, насыщенную событиями и полную блеска, но всё же трагическую жизнь. Родился он 30 августа 1881 года, происходил из древнего боярского рода, проживавшего в Киеве около тысячи лет. Окончил в украинской столице музыкальный институт им. Лысенко. Солист Киевского оперного театра в сезонах 1911-1916 и 1923-1924 годов. В опере «Евгений Онегин» пел Онегина вместе с Леонидом Собиновым – Ленским. Участник V Олимпийских игр в Стокгольме. В Первой мировой войне служил при генерале Алексее Алексеевиче Брусилове. С 1924-го по 1941 год, после неудачной операции на голосовых связках, работал при Киевской консерватории. В годы войны был оставлен в Киевском оперном руководителем подпольной театральной организации. Здание театра было тотально заминировано на случай, если Адольф Гитлер захочет там отпраздновать победу. Вся подпольная организация была сдана провокатором гестапо на третий день оккупации. Александра Васильевича предупредили о готовящемся аресте, и он ушёл к партизанам. Но 21 сентября 1941 года его схватили на похоронах жены на кладбище, куда он тайно пришёл под плащом могильщика. Был арестован, зверски замучен и сожжён в печи концлагеря Заксенхаузен после восстания узников, в котором принимал участие как один из его организаторов.

В 1904-1905 годах А.В. Шалыга жил в Красноярске. Сохранилась афиша его совместного с Петром Ивановичем Словцовым благотворительного оперного концерта украинских песен. Здесь случилась романтическая история: Александр Васильевич ухаживал за дочерью Енисейского генерал-губернатора Айгустова Николая Алексеевича. Александра отвечала взаимностью божественному баритону, но в день назначенного обручения влюблённых ожидала досадная размолвка, после которой они больше не встречались.

О второй романтической истории в своей жизни Александр Васильевич писал матери в Киев из Галиции в 1915 году:

Было начало львовского лета. Город — в белой сирени. На улицах, чистых и нарядных, ничто не напоминало о войне, хотя она гремела рядом, на Брусиловской линии обороны. Победоносный Галицийский фронт. Множество блестящих, франтоватых русских офицеров. Слышится вперемешку французская и русская речь. Господа офицеры одинаково в совершенстве владеют обоими языками. И только кое-где проскальзывают малороссийские выражения.

Представьте, мамо, роскошный особняк на центральной улице города. Из распахнутого окна льются романсы и оперные арии. Хозяйка особняка — солистка Львовского оперного театра, дивная красавица и богиня Ядвига Зембровска.

Здесь всегда звучала музыка, собиралась изысканная городская и офицерская публика, а в тот незабываемый день мы с ней наконец-то остались одни.

Я пою только для неё. Она поёт только для меня. Мы сливаемся в музыкальном дуэте. За роялем то я, то она. И розы, розы во всех комнатах — их присылал Брусилов. И сирень, сирень… И «Белая сирень» Рахманинова.

Многим во Львове было известно, что генерал влюблён в хозяйку особняка, осыпает её драгоценными подарками, цветами, надеется на будущее с ней. Брусилов недавно овдовел и сделал Ядвиге официальное предложение. Но она влюблена в меня, генеральского денщика, мобилизованного в действующую армию бывшего оперного певца, в меня, рядового Александра Шалыгу!

И мучает совесть, что я так поступаю с моим дорогим генералом. И влюблён до последних коврижек. Где выход?

Я знаю, мамо, что вы меня осуждаете. Но я же никому не давал обещание не влюбляться.

Я открылся ей, она открылась мне. Я безмерно счастлив. Я дышу и живу этим чувством. Хорошо понимаю, что сравнение не в пользу генерала. Ему — шестьдесят третий год, а мне — тридцать пять.

Ядвиге очень нравится мой голос. Она утверждает, что, когда меня слышит, тает в блаженстве и никакие богатства мира ей не нужны. Так что, извините, мамо, тускнели и гасли в глазах божественной Ядвиги генеральские погоны её главного воздыхателя. И те цветы, и бриллианты, и подарки, какими он осыпал свою возлюбленную.

Романтическая история закончилась вполне закономерно: однажды после парада войск победоносный генерал проезжал в карете мимо особняка и вдруг из спальни Ядвиги через открытую дверь балкона услышал рахманиновскую «Белую сирень» в исполнении своего любимого баритона. В результате Александр Васильевич как особо ценный вокальный талант был немедленно отправлен Брусиловым из действующей армии в тыл, служить в Киевском госпитале…

Высшая награда в конце жизни для чад возлюбленных у Отца Небесного – терновый венец. Александр Васильевич был удостоен этой небесной награды. Когда узники Заксенхаузена от вновь поступивших узнали о разгроме фашистов под Сталинградом, они решили поднять всеобщее восстание. Успех его зависел от одновременности действий всего лагеря, и здесь решили воспользоваться феноменальной силы голосом Александра Шалыги. В условленное время он вышел на площадь и во всю мощь запел: «Есть на Волге утёс!», что было сигналом ко всеобщему восстанию. Пропеть он успел полтора куплета. Охранник с ближайшей вышки расстрелял из пулемёта певца и тех, кто пытался закрыть его своими телами … Через пятнадцать минут охрана была перебита восставшими узниками и из лагеря бежали все, кто мог ходить.

 

Слова Нины Шалыгиной и Александра Александрова

Мой дед в Освенциме сожжён

 

Памяти нашего деда и прадеда Шалыги Александра Васильевича,

солиста Киевского оперного театра, посвящается…

 

Мой дед в Освенциме сожжён,

Сквозь решето войны просеян,

А пепел по ветру развеян

И в землю чуждых стран внесён.

 

Припев:      Не отыскать могилы след –

                   Сожжён в печах войны мой дед.

 

Тюльпан, что сердцем деда был –

Весенним маем расцветает…

Не он ли горький прах укрыл?

Кто знает…

 

Припев:

 

Мне помоги, степной ковыль,

Что с сединою ранней схожий…

Но ветер поднимает пыль –

Никто мне в горе не поможет.

 

Припев:

 

Ни обелиска, ни креста,

Ни камня даже и ни следа…

Не отыскать, не встретить там,

Где замолчало сердце деда…

 

Припев:

 

Однажды белым журавлём

Я полечу навстречу с дедом,

Где он бессменным часовым

Хранит нам золото Победы. 

 

Припев:

 

Редеет памяти редут.

Когда последние страданья

Травой забвенья порастут –

Затихнут скорбные стенанья…

 

Припев:

 

Отпустит стражников Господь

В Небесный Ирий отдыхать

И снова бесовская рать

Нам о фашизме будет врать.

 

Условия конкурса «Мой дед в Освенциме сожжён»

 

1.     Общие положения Конкурса

 

1.1. Учредителями Конкурса являются Творческое литературно-музыкальное объединение «Керосиновая лампа» в лице его руководителя Александрова Александра Викторовича и Воскресная православная семинария им. Св. Преподобного воина Александра Пересвета.

1.2. Цель Конкурса — популяризация современной патриотической, антивоенной и православной духовной музыки, активизация творческого потенциала, пропаганда духовности в обществе, создание произведений, достойных участия в памятных и мемориальных концертах и благопристойных салонах, в богоугодных мероприятиях, праздничных песнопениях и традиционных фестивалях духовной музыки РПЦ от нашей Красноярской митрополии.

1.3. Основные задачи Конкурса:

— повышение роли патриотического и духовного воспитании граждан России;

— выявление и поддержка талантливых композиторов;

— стимулирование творчества профессиональных композиторов и самодеятельных авторов с целью создания высокохудожественных духовных произведений.

1.4. К участию в Конкурсе принимаются только законченные музыкальные произведения.

1.5. Сроки проведения Конкурса – с 15 мая по 6 сентября 2015 года.

 

Полный текст положения конкурса на сайтах: www:аргументы-енисей.рф,
www:sibargument.ru

 

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи
    Новости Глянцевого журнала Счастливая мама