+4°
  • 63.57
  • 70.46

Суриков – это наше всё!

Суриков – это наше всё!

07.02.2020

Суриков – это наше всё!

С 24 декабря 2019 года по 26 января 2020-го в Красноярске проходил XIV Зимний суриковский фестиваль искусств, программа которого объединила спектакли и перформансы, концерты и кинопоказы, выставки и экскурсии... Тема нынешнего сезона «Властелин времени» – так организаторы фестиваля назвали самого славного нашего земляка.

Это определение перекликается с «приговором» Максимилиана Волошина, написавшего: «Изумительный парадокс! Жизнь привела в ХХ век художника, детство и юность которого прошли в XVI и XVII веках русской истории». Конечно, это фигура речи – Василий Иванович Суриков родился в середине XIX столетия.

Малой родине не удался его первый, главный юбилей: в 1948 году страна залечивала раны войны. Зато 150-летие великого сына Сибири, совпавшее с 370-летием города на Енисее, отмечался широко! Гостей Красноярска, приехавших на праздник потомков Сурикова, знали все – правнуки Василия Ивановича Андрон Кончаловский и Никита Михалков вместе с тогда ещё очень бодрым отцом…

«Вот с этого момента прошу поподробнее», – сказал мне главный редактор, потому что я обещала написать о двух событиях нынешнего фестиваля. Всего о двух, ибо, как говорил Козьма Прутков, «нельзя объять необъятное».

I.     Улица Щорса, 46. Детская библиотека

У этого огромного здания есть небольшой тамбур, в котором сквозь стеклянные стенки издалека виден высоченный милиционер в белом кителе. Все дети знают – это Дядя Стёпа, стихи о котором многие могут прочесть наизусть. Но не все знают, что автор «списал» этот образ... с себя (конечно, несколько преувеличив рост своего героя).

Новенькая библиотека сразу, в 1976 году, получила имя С.В. Михалкова. Сейчас одноимённых храмов книги в мире полно – целое Содружество библиотек имени Сергея Владимировича: в Георгиевске, Пятигорске, Грозном, Калининграде, Магнитогорске, Сестрорецке, Ульяновске, Нижнем Новгороде и даже за границей (в Ирландии, Польше, Белоруссии), а тогда красноярцы шли под номером 2! И сам автор «Дяди Стёпы» в 1998-м лично слушал здесь декламацию ребятишек, подсказывая, если кто-то забывал от волненья: «Сорок пятого размера покупал он сапоги». По возвращении в Москву он отправил в Красноярск увесистую посылку с книгами, а маленькие сибиряки в отвечали дяде Серёже поздравлениями, рисунками, бандерольками поделок...

Теперь уже вдова писателя Юлия Валериевна Субботина-Михалкова курирует содружество, помогая ему «словом и делом» (немаловажно также – деньгами). С нею приезжали в наш город (и в библиотеку, конечно) праправнуки Сурикова Артём Михалков и Егор Кончаловский с дочкой. Маша унаследовала талант прапрапрадеда – она график, лучший иллюстратор книги «Наша древняя столица» Натальи Кончаловской – внучки Сурикова.

Не случайно директор библиотеки Ольга Васильева обратилась к создательнице «Поэт-кафе» Ольге Старыниной с просьбой организовать для учащихся Аэрокосмического колледжа и школьников Кировского района серию встреч... ну пусть не с самим «Суриковым», а хотя бы с его «друзьями». Активисты литературного кружка приняли просьбу с воодушевлением , придумали творческие вечера в доме купца-мецената, золотопромышленника Петра Ивановича Кузнецова. Благодаря именно ему молодой, подающий надежды служащий Красноярской губернской канцелярии смог стать академиком и действительным членом Императорской Академии художеств… Тогда существовало название Салон – когда талантливые люди собирались вместе, музицировали, читали стихи, пели романсы, любовались живописными картинами и фотографиями...

Мы надели вечерние платья «в пол», вошли в образ жены Анны Фёдоровны Кузнецовой и дочерей Евдокии Петровны и Александры Петровны, пригласили непременную «сибирскую красавицу» – любимую модель Сурикова Екатерину Рачковскую, поющих и музицирующих гостей дома, а «подглядывать» за нами библиотека позвала молодёжь… Аккомпанемент в нашем Салоне преобладал гитарный (Василий Иванович обожал этот инструмент и сам неплохо играл) и, простите, была современная «минусовка».

На наших встречах звучали душещипательные романсы, казачьи песни (в память о предках художника, которые пришли вместе с Ермаком «воевать Сибирь» и которыми мальчик с детства очень гордился) и, конечно, стихи. Александр Пушкин, Фёдор Тютчев, Афанасий Фет, Николай Некрасов, Иван Бунин, Александр Блок, Саша Чёрный – вот кого любил когда-то Василий Иванович и кого слушала сегодня (может быть, впервые в жизни) наша юная аудитория.

Мы рассказывали о том, как тяжело переживал Суриков смерть жены, как друзья опасались тогда за его рассудок. Похожая трагедия случилась у Тютчева: «Вот тот мир, где жили мы с тобою... Ангел мой, ты видишь ли меня?!» Фёдор Иванович выплёскивал горе в стихи, Василия Ивановича исцелила, спасла от желания уйти из жизни следом за любимой женщиной – Сибирь! Приехав в Красноярск, он написал самое жизнерадостное полотно «Взятие снежного городка», в котором всё – движение, вихрь, хохот, удаль и неутомимая молодость!..

В заключение «события 1» я переведу имена XIX века на «язык» XXI-го. Итак, члены кузнецовского Салона: Ольга Старынина, Елена Жарикова, Любовь Литвинова, Софья Григорьева, Татьяна Крындач, Лариса Дербас, Ирина Гецманова, Виктор Стужук, Юрий Сутоцкий,  Ярослав Ковальчук.

II.  Проспект Свободный ,48. ГорДК

О картинах Сурикова искусствовед скажет: «Его полотна – мощные живописные симфонии на темы русской старины». Вот! Симфонии... Эту музыку нужно услышать, стоя перед огромной, во всю стену, картиной. Только я ни разу не искусствовед, и сообщение о том, что танцевальный коллектив «оживляет» шедевры Василия Иановича, восприняла с большим сомнением. Слышала, что и артисты ансамбля танца «Енисейские зори» имени Геннадия Петухова к этому культурному эксперименту, к ни на что не похожей постановке по картинам Василия Сурикова приступали… со страхом. Но авторы идеи и «конструкторы» воплощения её – Игорь Горлов и Зуфар Толбоев – верили в талантливый коллектив. Глаза боятся, а ноги делают! То есть в этот вихрь чувств и раздумий о судьбах России включается всё – голова, руки, ноги, тело...

Восемь спектаклей увидели зрители Городского дворца культуры 23 января, накануне дня рождения «ясновидца прошлого», как кто-то исчерпывающе точно назвал нашего Василия Ивановича. Потрясающая достоверность костюмов, виртуозное владение оружием былых веков, танцевальное мастерство, музыка Глазунова, Прокофьева, Римского-Корсакова и народные мелодии, а главное – фон, экран, являющий в красках масштабные суриковские полотна, примиряли зал с театральной условностью зрелища. Спасибо за «либретто», которое замечательно озвучил актёр Пушкинского театра Дмитрий Карявин. Оно органично вплелось в «триптих» живописи, музыки и хореографии!

Неблагодарное занятие – описывать словами танец. Его надо видеть! Я просто перечислю картины, которые оживили петуховцы.

«Степан Разин». Девушки в голубых с белым платьях изображают плещущие волжские воды. На струге Стенька, гребцы синхронно взмахивают вёслами... Начинается буйная пляска казаков – как предупреждение: в гневе народ сметёт всё и вся...

«Утро стрелецкой казни». Торжественность последних минут. Палач катит красное колесо. Рыдающие женщины в чёрном – без пяти минут вдовы. Стрельцы в белом исподнем со свечками в руках. Юродивый… А на экране Храм Василия Блаженного с «обрубленными» верхним полем картины куполами – словно символ казни...

«Боярыня Морозова». Сюжет о церковном расколе. Последняя попытка отстоять старую веру. Сани с непокорившейся, потрясающей двуперстием Феодосией словно раскалывают народ на две половины. Кто-то рыдает, кто-то улюлюкает, кто-то проклинает мятежную боярыню... Удивительно, но танец это всё передаёт…

«Меншиков в Берёзове». Колесо Истории поворачивается неумолимо – был дворец, теперь бревенчатая изба. На сцене перемена костюмов демонстрирует перемены в судьбе. Любимая младшая дочь бывшего властителя Мария, написанная Суриковым с его любимой жены Елизаветы. Обе проживут недолго...

«Посещение царевной женского монастыря». На сцене и на экране царит атмосфера погребального обряда. Царевна, пока ещё в светлом и праздничном, скоро оденется в чёрное и умрёт для мира...

«Покорение Сибири Ермаком». Против войска нашего атамана – хан Кучум со своими приспешниками. На русской хоругви – Спас. Взлетают, разят врага пики, шашки. Летят выпущенные из луков стрелы… Это бой не на жизнь, а на смерть! Это наше будущее – Сибирью

«Сибирская красавица». Здесь появляется сам великий художник, с бородкой, как на автопортретах, с кистью в руке. Танцуя, он взмахивает ею, и на экране постепенно дорисовывается образ жены врача городской больницы (что и сейчас стоит на углу улиц Мира и Вейнбаума) Екатерины Рачковской. Картина, поначалу чёрно-белая, под конец расцветает всеми красками!..

«Взятие снежного городка». Это апогей суриковского вернисажа. Это сказка! На экране заснеженная тайга. На сцене девушки в белом – снежинки. И парни – боевые, озорные, сильные, схлестнувшиеся в шуточном масленичном бою за городок... Повторю строчку из первого сюжета: в этой картине всё – движение, вихрь, хохот, удаль и неутомимая молодость!

«Енисейские зори» превзошли сами себя. Жизнь удалась!

Софья Григорьева

фото Ольги Старыниной, Вячеслава Пенерова

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи