+4°
  • 57.27
  • 67.36

«Революция, о которой так долго говорили большевики, свершилась!»

«Революция, о которой так долго говорили большевики, свершилась!»

22.06.2017

Наш Ленин сообщил об этом не 25 октября 1917 года, а 16 июня 2017-го. И сказал не просто «революция», а «культурная революция»... Недалеко от музея его имени (ныне Музейного центра «Площадь Мира») отгремела «Ночь в филармонии», посвящённая 100-летию одного из ярчайших событий ХХ века. Столько выдумки, фантазии, изобретательности вложили в этот проект сотрудники филармонии с режиссёром-постановщиком Мариной Фирстовой, актёры красноярских театров, филармонические творческие коллективы, что гости, едва переступив порог, тут же с восторгом становились действующими лицами Ночи.

Мне по аналогии вспомнились «Десять дней, которые потрясли мир» в театре на Таганке. Но там была детальная реконструкция Октябрьского переворота, а здесь у нас вольно интерпретировался призыв «Культуру – в массы!». И хотя начало было похоже: в штабе революции готовилось восстание; на конспиративной квартире собирались вожди; их охраняли солдаты в шинелях времён германской войны, в будённовках, с ружьями; мелькали красные флаги, перекатывалось «Уррраааа!», пестрели лозунги на стенах, но призывали они не к свержению действующего правительства, а к освобождению Искусства. За решёткой (пока за решёткой!) в будущем Эрмитаже лежали балалайка, скрипка, виолончель, и с четырёх сторон помоста читалось: «Искусство» «должно» «принадлежать» «народу!»

Простые люди – гости Ночи – в это время «работали» на фабрике: кто расшифровывал закодированные тексты (мне достался «Да здравствует мировой пролетариат!»), кто мастерил флажок с серпом и молотом, кто лепил на стену цветную мозаику. Когда около четырёх тысяч квадратиков оказались на своих местах, получился крейсер «Аврора». И был выстрел (вздрогнули все!), и был штурм Зимнего Дворца. Всюду звучало слово «товарищ!» – им козыряли все: и парни, и девушки в кожанках с красными косынками на голове. А как задорно выкрикивали они призывы «Долой неграмотность!», «Молодёжь выбирает музыку!», «Песня – душа народа!» Я не успела заметить, как пали оковы и музыкальные инструменты оказались на свободе. Видимо, тогда и начался концерт. Оркестр грянул «Варшавянку», прозвучал «Интернационал», ликующие массы не жалея ладоней аплодировали «Матросскому яблочку» Ансамбля им. Годенко, ретро-песням и хороводам ансамбля «КрасА», Русскому оркестру им. А.Ю.Бардина и его солистам Виталию Осипову и Кларе Полухиной, исполнявшим песни времён гражданской войны и хиты из советских кинофильмов.

В толпе скромно перетаптывались юноши во фраках с галстуком-бабочкой и девушки в кринолинах – танцевальной студии «Клио» предстояло показать придворный бал, но во враждебной атмосфере аристократам было неуютно. «Контру» вылавливали в толпе, «и девочек наших вели в кабинет». Там был следователь, были протоколы, но допрос проходил по непривычному сценарию. Например: «Назовите любимое музыкальное произведение Ленина» (Бетховен, «Апассионата», кто не знает); «Кем был подписан в 1920 году указ о создании Симфонического оркестра Петроградской филармонии?» (Луначарским); «Трагедия может быть оптимистической?» (да, именно так называется пьеса В.Вишневского) и т.д. Могли спросить «А какую книгу Вы сейчас читаете?» Даже жалко, что меня не схватили чекисты, и очень жаль, что я не попала на баттл «Есенин – Маяковский». Но...

Но это нереально – побывать на всех площадках!

Боюсь, ни о ком в эту ночь нельзя было сказать «Наш пострел везде поспел». Игры «кварта», «батик», «голландский бильярд», «кульбит» требовали ловких рук, светлых голов и времени, времени, которым приходилось жертвовать, отрывая от других локаций. Возле штендера с королём треф (Троцкий) и королём червей (Николай II) любители резались в карты. Фотографы запечатлевали желающих на фоне шалаша (в Разливе? в Шушенском?) рядом с улыбающимся вождём пролетариата. Можно было поучаствовать в квестах, поучиться чему-нибудь хорошему на мастер-классах, перекусить в трактире «Красная корона». Я откликнулась на призыв Прохора (администратор филармонии, сегодня он был экскурсоводом), и наша группа – одна из четырёх – начала восхождение. Правда-правда, нас, экскурсантов, можно было сравнить с альпинистами! Мы поднимались всё выше, лестницы становились всё круче, и из царства осветителей репетировавший на сцене оркестр казался игрушечным. В этой экскурсии мы узнали столько закулисных подробностей, о которых в обычной жизни не могли и мечтать. Все пощупали занавес, который сшили специально для БКЗ в Санкт-Петербурге. Помощник режиссёра Марина в костюме лётчика показала «живые» дорожки, которые создают иллюзию движения кареты, лодки с бойцами или грузовика. Техника в нашем Большом концертном лучшая в Сибири! А администратор Малого зала Галина Георгиевна Ополева в арт-фойе с благоговением позволила посмотреть на рояль «Стейнвей (Мозератти)», прикоснуться к «братьям» фортепиано – челесте, клавесину, электропиано «Ямаха» и электрическому органу. Ещё она изумила нас, сказав: «Сердце филармонии не свет, а – гримёрка. Без неё она как солдат без маузера» (интересно, сравнение чисто сегодняшнее? – «Тише, ораторы, ваше слово, товарищ маузер!») Автографы знаменитостей, афиши четвертьвековой давности, эскизы костюмов времён Михаила Годенко – всё вызывало трепет...

Но первые же аккорды оркестровой сюиты Свиридова «Время, вперёд!» вызвали нас вниз (время вниз!)... Очень символично начал своё выступление Красноярский Академический Симфонический Оркестр под управлением Владимира Ланде. Концерт КАСО шёл без привычной ведущей – Владимир Борисович сам объявлял номера программы с любопытными комментариями. Вот где бы ещё мы услышали, что Сергей Прокофьев просил Мстислава Ростроповича, чтобы никогда не исполнялся написанный по заказу Сталина оптимистический финал Седьмой симфонии? И что в Ленинградской (тоже Седьмой) симфонии Шостаковича тема Нашествия, интепретируемая как наступление немцев в 1941 году, была написана композитором в 1918-м на тему тоталитаризма!

Название революционной столицы прозвучало ещё раз, когда мэтр представил выпускницу Ленинградской консерватории Наталью Медведовскую. Живя в Нью-Йорке, она специально для нынешнего концерта написала Симфоническую картину – как бы взгляд на 100 лет назад. Нам посчастливилось не только присутствовать на мировой премьере этого сочинения, а ещё и придумать название. В конце вечера мы услышали его, выбранное самой Натальей из вороха записок. «На сквозняках эпохи» – это предложила Ирина Гончарова, сотрудница краевой библиотеки. Но это в конце. А до того была «Погоня» Яна Френкеля из «Неуловимых мстителей» (какая экспрессия!), отрывки из балета «Золотой век» любимого дирижёром Шостаковича и отрывок из его же Пятой симфонии, о которой во время премьеры ленинградские меломаны вслух отзывались так: «Ответил Сталину!», «И как ответил!» (подразумевался ответ на незаслуженный критический разгром оперы «Леди Макбет Мценского уезда», после которого Дмитрию Дмитриевичу запретили писать оперы...).

А наш оркестр был одарён долго не смолкавшей овацией, криками «Браво!», цветами и объятьями восхищённых победителей Культурной революции.

Завтра они будут жить уже в 2017 году, но нет-нет, да улыбнутся, «вспомнив» 1917-й.

 

Софья Григорьева,

фото предоставлены Пресс-службой филармонии

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи