+4°
  • 59.41
  • 69.64

Сказки Енисейского затворника

10.11.2016

Сказ про несравненную балерину Ольгу, кошку Лизу, её котят и не только…

(полностью вымышленная история. Любое совпадение с узнавшими себя персонажами случайно).

Она была самой удивительной женщиной из всех его знакомых – материализованная в явленном мире фея-грация. Любой жест, поза, движение были полны очарования и шарма, и всё это в придачу к изумительному вокальному таланту, абсолютному слуху и чувству ритма и врождённому вкусу к сочетанию цвета и фактуры в одежде и деталях аксессуаров. Когда она выходила на сцену в ослепительном блеске таланта и своих нарядов – сразу всем становилось ясно, кто здесь Царица. Душа затворника при чарующих звуках её голоса начинала биться и трепетать, как дневная бабочка ночью в стекло закрытого окна ярко освещенного зала, и упорхала в дали внеземного пространства, где когда-то его любили, он был безумно счастлив и уже не помнил, как давно. Его душа Воина духа, с тех пор сильно огрубевшая, начинала таять, как воск церковной свечи, и слёзы то ли восторга, то ли печали невольно наполняли глаза. Про таких богинь говорят: «Поцелованная Господом». И это абсолютная правда. Господь изредка являет нам своих гениев чистой красоты, чтобы мы сохранили чувство прекрасного в наших душах, зачастую огрубевших от суровой и сермяжной прозы жизни. Однако, в какую бы компанию и в какое бы помещение ни заходило это очаровательное божество, впечатление было такое, будто в комнату впорхнул солнечный зайчик. Непроизвольно все начинали улыбаться. Она была верной и дисциплинированной прихожанкой корабельного храма-семинарии, и когда в очередное воскресенье хором пели акафист пресвятой Богородице, среди голосов известных оперных див её голос затворник слышал и с удовольствием отличал от остальных. Он не видел лик от своего аналоя, поскольку стоял лицом к алтарю, но был к ней ближе, чем все остальные. Эта чудесная полифоническая симфония улетала в осиянные Небеса, и, казалось, иконы алтаря улыбались чарующим звукам голосов, а свечи сияли ореолом разноцветных лучиков фаворского света – знака присутствия Божией Благодати.

Кошка Елизавета, абсолютно белая, пушистая, с разноцветными глазами (один голубой второй розовый), была в храме всеобщей любимицей, и если ей удавалось улизнуть из скита-затвора корабельного ктитора – офицера, где она проживала, то во время проповеди укладывалась на кафедре возле проповедника и с вниманием профессионального психолога рассматривала реакцию семинаристов всех и каждого в отдельности. В апартаментах ктитора жил ещё один всеобщий любимец и законный супруг нашей Елизаветы – бенгальский кот Авгур. О его подвигах я уже писал раньше. Но в данной истории ему отводится роль благородного отца кошачьего семейства. У балерины тоже был достойный супруг – бывший чемпион по акробатике, а ныне многократный победитель джаз-хореографических конкурсов. Там сибирский темперамент, энергия и небесная красота натуральных юношей и девушек со священного Енисея ввергала в восторг зрителей и судей, и они единодушно отдавали самые престижные мировые награды нашим ребятам и девчатам. Те потрясали публику лёгкостью и темпераментом на грани человеческих возможностей. Зрители не подозревали, что за этим стоят гекалитры пота и годы упорных репетиций. А если кто и терял сознание, то за кулисами, и публика этого не видела. В короне красноярской и российской культуры этот коллектив был одним из бриллиантов самых крупных размеров, ему устраивали овации, его боготворили зрители престижнейших залов планеты. Но, как говорит пословица «любит всяк да не думский дьяк» – званий, чинов и наград от местного министерства он не был удостоен. Да и когда министру заниматься каким-то джаз-балетом? Мало ли у него более важных дел и хлопот!

Кошка тоже имела разные способности, но главной из них была радость три раза в год приносить потомство очаровательных храмовых котят. Когда трёх, а когда и пятерых.

Ангельские котята существенно отличались от обычных кошек и имели сверхчувственные способности. Не зря в Древнем Египте их называли Оком Бога и хоронили с царскими почестями. Но сказ не об этом. 4 июня сего года пробил час суровых испытаний. Храм-корабль внезапно и неожиданно захватила бесовская шайка Тёмных сил. Слишком раздражала Пекло духовная работа по окормлению, осветлению и консолидации православных душ прихожан, которую здесь проводили и настоятель храма местный Владыка, и священники и иеромонахи нашего клира, и корабельный ктитор со своим приходом. Любая идиллия когда-нибудь заканчивается. Шайка мародёров со стажем деловито обшмонала храм и корабельные помещения (как они говорят). Показав робкой храмовой охране оскаленные клыки и табельное оружие, демоноиды вышвырнули охранников, администрацию и технический персонал на улицу и захватили корабль в глухой затвор. «Никого не впущать и не выпущать!» – верещал главный Держиморда. И духовная, и музыкальная, и научная, и светская, и политическая жизнь от этого ора остановилась. Музы и ангелы не терпят визгов и грубых рыков бесовских голосов. А воины семинарии, считавшие себя Светлыми, на поверку оказались обычными робкими заурядами. И остался на корабле ктитор один-одинешенек. Офицерская честь не позволила ему покинуть терпящий бедствие храм-корабль. Капитан на русском флоте, как известно, погибает вместе со своим судном, а корабельный ктитор – со своим храмом. Он в первые же минуты вторжения захватчиков дал строгий обет Царице Небесной о полном схизатворе в своём кабинете (а теперь ските-пустыньке) и занял круговую оборону своего «дота». Туда Тёмные в тот раз сунуться не решились. Всё же Нечистая сила, хоть и нежить, а своим поганым нутром понимает, кто есть кто. Так началась изнурительная осада храма. 10 июня затворник в знак протеста объявил 120-дневную голодовку, по обету Пресвятой Богородице понимая, что у Нечистой силы задней скорости как опции по проекту не предусмотрено. Измор так измор. Ему давно хотелось повторить подвиг ходившего по водам абиссинского монаха Яфкерана Экзие Гугубенского, о котором он читал у П. Флоренского. Теперь у него появился повод: истязатели отключили свет и воду и перестали пускать к нему посетителей, продукты, секретаря и уборщицу. Личного врача, многочисленных издателей, коллег, писателей, учёных, прихожан и чад духовных,  страждущих исцеления смертельно больных пациентов – не пускали никого.

Никого, кроме дочери.

К всеобщей тогда радости кошка за четыре дня до захвата Тёмными принесла четырёх очаровательных котят. Храмовые котята разбираются прихожанами и их друзьями с большим удовольствием – каждый хочет иметь рядом нежного и ласкового, преданного и бдительного стража-защитника дома. У котёнка ещё до рождения в явленный мир была запрограммирована обережная миссия (как правило, какой-нибудь ангельской нерождённой монаде седьмого посева) – быть другом и Охранителем. Пресвятая Матушка Богородица – небесная Патронесса храма – в изобилии одаривала прихожанок и бездетные пары ангельскими детьми, и кошачьи охранники всегда были востребованы для новорождённых.

А сейчас эти беспомощные комочки жались к тёплому материнскому брюшку, жадно и тщетно пытались насытиться молочком, почти не отрываясь от сосцов…

Кошачьи проблемы начались, когда закончился корм для животных. Особого запаса на случай возможной осады беспечный кошачий и собачий хозяин не держал, да и о возможности подобной осады известный в мире профессор и писатель, общественный и духовный деятель, ни сном ни духом не помышлял. Теперь наступила расплата за отсутствие предусмотрительности. Изверги-истязатели первое что сделали – отключили ему электроэнергию. И все восемь морозильников-холодильников потекли. Стратегические запасы продуктов на второй день испортились, стояло ужасное зловоние. Кошки и собака уже на четвёртый день затвора остались без еды. Неумолимые стражники ничего съестного Затворнику не пропускали. Кошкино тельце таяло на глазах, скоро из лукошка выглядывали обтянутые кожей огромные умоляющие глаза. Хорошо, что первое время мучители не догадались отключить ещё и воду. Но развязка неумолимо приближалась. На шестой день голодания умер первый белоснежный котёночек. В кошачьей корзинке на палубе корабля разворачивалась суровая и жестокая трагедия. Кошка изо всех сил пыталась согревать остывающее тельце и с надеждой на чудо смотрела на то, как затворник по флотскому обычаю бережно заворачивал замученного врагом члена команды, чтобы похоронить в забортной стихии.

Он вспомнил, как три года назад балерина (точнее, то, что тогда от неё осталось) с трудом, напрягая остатки сил, поднялась на эту палубу. Страшно вспоминать, что смертельный недуг в четвертой стадии сотворил с этим райским цветком. Надежда оставалась только на чудо – врачи уже были бессильны. Слава Богу! Тогда ему в очень тяжёлом поединке, по молитвам Чудотворной иконе Богоматери Казанской и при помощи таинства духоводосвятия, удалось отбить её у Смерти–Огнеястры. Это была трудная победа. С тех самых пор кошка Лиза считала своей дополнительной обязанностью покровительствовать спасённой.

Фея-балерина Ольга, у которой с кошкой тоже были особые доверительные отношения, услышала в ментальном поле пронзительный зов-стон о помощи страдающего материнского сердца и прибежала на набережную напротив стоянки судна. Когда Отшельник через окно-иллюминатор увидел её отчаянные жесты и подтвердил тревожные предчувствия, она, грациозно порхая вверх по гранд-лестнице, в несколько прыжков-пируэтов слетала в ближайший магазин и на все деньги, которые были с собой, купила шесть пакетиков Вискаса. В слезах прима попросила охранявшего вход на корабль стражника, чтобы он передал еду кормящей матери-кошке. В ответ услышала грязные и непристойные ругательства, от которых чуть не лишилась чувств, и угрозы применения оружия, если она не отойдёт на безопасное расстояние от режимного объекта. «Мы своих баб в абортарии гоняем, наших детей убивать! Или в деревенских баньках вязальными спицами плоды прокалывать с хозяйственным мылом, а тут какие-то, тудыть вашу, котята, – ворчал про себя живодер, – утопить в Енисее, и вся проблема!»

Но балерина – настоящая принцесса эльфов, нежное и трепетное создание, вдруг наполнилась энергией непреодолимой силы и экспромтом исполнила на глазах прогуливающейся публики свой непостижимый по физическим закона 4Д мира вертикально-акробатический джаз-балет над Енисеем. Вспорхнув в три прыжка по трапу и преодолев одним прыжком ограждающие паучьи проволочные хитросплетения, через леера, на третью палубу, она во мгновение ока подбежала к иллюминатору капитанских апартаментов и передала пакетики с кормом в руки Отшельника. Изумлённый стражник с дубинкой в руке, расстегивая на ходу кобуру табельного пистолета, не успел сделать ни пяти шагов, ни предупредительного выстрела, как эльфийская фея спорхнула на причал и оказалась в зоне недосягаемости. В бессильной ярости лукавые блогеры захватчиков написали  в интернете злобную клевету, что Затворнику носят курочек, он их поедает, а кости бросает уткам. Будто бы утки это собаки, а кости плавают по поверхности, как корочки хлеба, и ждут, когда их съедят утки. Собачка Фрося и кот Авгур, которым очень хотелось бы поесть куриных косточек, умерли бы от разрыва сердца, достанься кости уткам. Но у лжи ноги коротки. А у её Хозяина – копыта.

Через день кошку Лизу и оставшихся в живых трёх полуживых котят, обливаясь слезами, забрала к себе ещё одна добрая и сердобольная душа – Леночка-хлебопекарка.

Только через месяц они оправились, под ее милосердной опекой и уходом, от испытания голодом и обрели своих хозяев.

Кот Авгур шестой месяц ищет и не находит свою Ненаглядную. Ромео ждёт не дождётся, когда будет снята блокада господином Гауляйтером и кошку Лизу вернут домой…

Господин Гауляйтер никак не может доложить своим Хозяевам, что имущество успешно экспроприировано (они любят именно этот термин), и кричит подопечным по телефону своё обычное: «Не потерплю! Разорю!», громко цокая подковами своих раздвоенных копыт по дворцовому паркету столичного кабинета. Он не может понять, почему у них эксы тысячи раз получались на раз-два, а в этот раз досадная осечка… Самое удивительное, подумал Затворник, что Антихристова Нежить захватила и поработила своими ненасытными щупальцами всё менее чем за десять лет, оставляя за собою выжженное экономическое поле, а награбленное утаскивая в офшорные крысиные норки. Сейчас они упиваются всевластием момента… Есть робкая надежда, что однажды бесовское иго русским людям надоест. Иначе Власть у Антихриста, и по праву, отберёт Великий Халифат – как в Сирии, Ливии и др. Отшельник схватился за голову, вспоминая, как страшно отъём власти происходил сто лет назад…

…Высокий, жилистый очередной Странник с посохом и котомкой, в потёртой офицерской шинели, профессиональный прищур левого глаза которого выдавал стрелка, остановился у входа в храм–корабль. Он издалека пришёл повидать Затворника, о котором ему донесла молва. Но суровая охрана вытолкала его взашей. Странник горестно вздохнул, отвесил земной поклон храму, тихо прошептал «Храни Вас Господи» и отправился восвояси…

«Зло нельзя победить насилием!» – пытался докричаться вслед уходящему Стрелку Отшельник. Но рослая фигура уже сокрылась за деревьями набережной…

Сказка ложь. Да в ней намек – добрым молодцам урок!

Енисейский Затворник Александр (Сказочник)

Читать все новости
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
  • wink
  • winked
  • smile
  • am
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • love
  • no
  • recourse
  • request
  • sad
  • tongue
  • wassat
  • crying
  • what
  • bully
  • angry


Популярные статьи
    Последние комментарии